Кому за Бугром жить хорошо?
Размышлизмы и мемуарины
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Кому за Бугром жить хорошо?Перейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


понедельник, 26 ноября 2007 г.
Пора б по баням! Сергей Забугорный 19:44:30
 Эта «размышлизма» спонтанно вылилась на клавиатуру после прочтения статьи „Nastrovje aufs Wohlbefinden“ (про открытие первой в Швейцарии русской бани) в сегодняшнем номере нашей кантональной газеты Sonntag AZ.

Как и всё, что касается Швейцарии, вывесил её в своём дневнике на русско-швейцарском форуме: http://www.ruswiss.­ch/club/index.php?au­tomodule=blog&blogid­=18&showentry=279. С лёгким паром!
Прoкoммeнтировaть
четверг, 24 мая 2007 г.
Сергей Забугорный 14:25:27
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 22 марта 2007 г.
Сергей Забугорный 18:21:10
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 7 марта 2007 г.
Как я задавил человека Сергей Забугорный 19:39:52
 Из цикла «было дело»
Подробнее…Тот питерский зимний вечер выдался исключительно холодным – около 28-ми градусов мороза. Я ехал в одновагонном трамвайчике по проспекту Просвещения. Следующая остановка – моя. Осталось преодолеть лишь большой пустырь. Очевидно, следуя зову крови (какая же русская не любит быстрой езды?), вагоновожатая разгоняет трамвай до (не)приличной скорости. В небольшом смотровом окошечке, проделанном мною в заледеневшем стекле, замечаю две тени, метнувшиеся наперерез нашему трамваю. И тут же резкое торможение. Вагон слегка подпрыгивает: что-то переехали. Сразу становится понятно, что

Вагоновожатая падает на панель управления и заходится в рыданиях. Впрочем, двери она всё же открывает. Меня пронизывает холод. Не от сознания того, что произошло, а самый обыкновенный холод. Нехотя вылезаю из трамвая. Пассажиры-соучастники обсуждают случившееся:

- А второй-то где?
- Видать, протрезвел и убежал.


Не решаясь взглянуть на рельсы, натягиваю свою кроличью шапку-ушанку и ухожу восвояси. Холод продирает до костей. Через 10 минут уже звоню своей девушке:

- Я только что задавил человека.
- Ты что, напился? Ведь ты даже машину не водишь?
- Если кто и напился, то не я
– и я коротко докладываю ей о происшествии.
- А ему не холодно? – почему-то спрашивает она.
- Теперь уже нет.

Дюжину лет спустя я всё-таки и сам задавил живое существо, на этот раз - воробья. Прекрасно видел, как тот что-то клюёт себе на асфальте, снизил скорость до 10 км/час - думал, он улетит. Но вместо этого услышал из-под колёс хруст, напоминающий скрип сухого снега под ногами. И опять я не решился обернуться.

Почему я здесь вспомнил про того воробья? Да вот задумался: почему располовинивание человека почти не взволновало меня, а тот хруст снится сих пор?

комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
суббота, 3 марта 2007 г.
О (не)вмешательстве в чужую жизнь Сергей Забугорный 13:10:01
  Подробнее…Лежит здесь: http://www.ruswiss.ch/club/index.php?automodule=blog&blogid=18&showentry=230
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
четверг, 1 марта 2007 г.
Как я целовался с трупом Сергей Забугорный 18:58:39
 Из цикла «было дело»

Подробнее…Питер конца 80-х. Я еду к своей подруге на метро через весь город. В вагоне необычайно просторно, даже не заняты все сидячие места. Поскольку симпатичных блондинок вокруг не наблюдается, я углублён в книжку «The Russians». Как обычно, регистрирую пассажиров лишь боковым зрением. И вдруг замечаю, что сидящий прямо напротив меня упитанный мужчина лет 45-ти медленно сползает с сидения. Очевидно, с ним только что случился удар. Лицо у него неприятное – рыхлое, серое и безжизненное, хотя и без какой-либо гримасы боли.

- Следующая остановка «Нарвская» - слышится из громкоговорителя.

Я оглядываюсь вокруг и натыкаюсь взглядом на курсанта, который тоже уже заметил вытянувшиеся через весь проход ноги. Мы приходим к молчаливому пониманию и вытаскиваем тело на платформу «ногами вперёд». Тогда я не придал этому никакого значения, просто так было практичнее.

На курсах плавруков я уже неоднократно тренировался делать искусственное дыхание “рот в рот” на модели. Голову запрокинуть, зажать нос, набросить на рот носовой платок (из гигиенических соображений) и, охватив его губами, сделать несколько интенсивных вдохов. Носового платка под рукой нет, да без него и эффективней. Припадаю к кисловатым на вкус губам незнакомца.

Между тем курсант проводит «непрямой массаж сердца». Очевидно, он тоже проходил какие-то курсы. Занимались мы этим безрезультатным делом не более 15-ти минут. За всё это время к нам никто не подошёл и даже не остановился. Разведя руками, я направляюсь к дежурной по станции. Мол, надо вызвать «скорую». Та равнодушно плетётся за дежурным милиционером. Ну, уж тот-то своё дело знает. Я же с сознанием выполненного долга, продолжаю свой маршрут.

Доехав до подруги, я первым делом иду к раковине прополоскать рот и уже потом рассказываю ей о том, как только что целовался с трупом. Та смотрит на меня восхищёнными глазами, но целоваться не отказывается.

Можно ли было его спасти? Следовало ли продолжать попытки реанимации? Надо ли было дождаться «скорую» или хотя бы поторопить мента? Всеми этими вопросами я задавался ещё пару дней. Но только теперь, много лет спустя, вновь возвращаюсь к ним…
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 8 декабря 2006 г.
Бим жил, Бим жив, Бим будет жить! Сергей Забугорный 12:15:39
  Подробнее…Бим жил, Бим жив, Бим будет жить!
Чтобы не повторяться, даю просто сноску: http://www.ruswiss.ch/club/index.php?automodule=blog&blogid=18&showentry=207. Там же и другие записи, не попавшие на mindmix.ru по причине их швейцарской специфичности.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
пятница, 10 ноября 2006 г.
Сергей Забугорный 18:38:11
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 1 ноября 2006 г.
Сицилия в сентябре Сергей Забугорный 18:21:08
 Из цикла "Заметки русского путешественника"
Подробнее…РАННЕЙ ОСЕНЬЮ В ЮЖНОЙ ИТАЛИИ

Часть 1. Сицилия
­­
Побывать на Сицилии давно входило в мои планы. И это несмотря на то, что соседняя Мальта меня не очень впечатлила. Уж больно убогой показалась тамошняя «арабская архитектура», контрастирующая с несоразмерно огромными католическими храмами. Соваться туда летом мне нельзя – человек я нордического склада, жару переношу плохо. Поэтому я заказал себе тур по Сицилии в середине сентября, когда там уже не так жарко. Почему тур, а не самостоятельно? Просто захотелось попутешествовать как в прежние советские времена, когда не надо было ни о чём заботиться. Наоборот - заботились о тебе, порой чрезмерно.

- Как? Ты собираешься поехать на Сицилию один? – с удивлением посмотрела на меня жена.
- Ну, почему же один, с группой – возразил я.
- Разве ты не знаешь, какой контингент в таких группах?
- А какое мне до этого дело? Мне же с ними не ряженку пить. Зато ни о чём не надо беспокоиться: провезут по всему острову на комфортабельном автобусе, всё покажут, расскажут, накормят, спать уложат, ещё и сказку на ночь расскажут
(тут я приврал – про сказку в рекламном проспекте ничего сказано не было). Никаких тебе забот о гостиницах, парковке автомобиля, наличия на нём колёс на завтрашний день и т.п.
- Ну, как знаешь –
в голосе жены сквозила ревность, относившаяся не к сицилианкам,
поскольку она знает мои (не)пристрастия (я не тяготею к брюнеткам), а к самому моему намерению совершить путешествие без неё. Ведь за исключением моих коротких вылазок, обычно совмещаемых с командировками, и редких приездов на родину, мы обычно путешествуем вместе.

Для неё путешествие в составе организованной группы приемлемо только для тех стран, где другой альтернативы просто нет. Собственно говоря, за всю свою жизнь она лишь однажды и участвовала в таком туре – по Албании образца 1988 года. Я же опытный автобусный экскурсант. Правда, вплоть до этой поездки весь такой опыт относился исключительно к советскому периоду моей жизни, когда это был единственно доступный способ путешествия. И то лишь по «братским странам».

В связи с тем, что свой недельный тур я заказал лишь за неделю до отлёта, свободных мест на обратный вылет из Катаньи уже не было. Недолго думая, я решил добавить к своему маршруту ещё и Неаполь с окрестностями, заказав обратный билет в Базель на Easy Jet.

Моя жена оказалась права - интересных попутчиков в группе, сразу же разделившейся по языковому принципу (одну треть составляли франкофоны), не оказалось ни на первый, ни на все последующие взгляды. Впрочем, я и сам не спешил интегрироваться в группу. Когда однажды всех привезли пообедать в ресторан на берегу моря, я был единственным, кто вместо праздника живота устроил себе спортивный праздник, отправившись побегать вдоль побережья с последующим купанием в тёплых волнах. Впрочем, времени потом хватило и на быстрый перекус.

Учитывая специфику швейцарских групп, сопровождавшие нас по маршруту гиды все свои комментарии выдавали дважды – на немецком и французском, что дало мне возможность несколько освежить свой французский. Кроме того, мне удалось пополнить словарный запас несколькими итальянскими словечками. Поскольку не только гидам, но и шофёру регулярно звонили на мобильник, самым популярным из них было pronto. Другим, чуть менее популярным - cretino, звучащее вполне беззлобно и, судя по интонации, в большинстве ситуаций означавшее что-то вроде чудило или красавчик. Относилось оно не к туристам, а к похожим или водителям, мешающим продвижению нашего автобуса по тесным улочкам сицилийских городков, отнюдь не рассчитанных на двухэтажные туристические автобусы. Наш шофёр Джованни не раз удивлял меня не только своим искусством вождения, но и хладнокровием.

Поскольку поговорить после ужина было решительно не с кем, всё остававшееся до отхода ко сну время я проводил в компании своих любимых бардов и Евгения Гришковца, дважды за время поездки посмотрев на своём LapTopе его моноспектакль «ОдноврЕмЕнно».

Муссолини


­­
Удивило уважительное отношение почти всех наших гидов к Дуче. По их словам только при нём наконец-то начали восстанавливать древние храмы, реставрировали исторические здания, проложили новые дороги, отремонтировали старые, началось строительство автомагистралей. Кое-где наряду с другими типичными для Сицилии сувенирами продаются и бюстики Дуче, почему-то нередко соседствующие с бюстиками Будды. А раз продают, значит покупают.

С этим делом надо разобраться, подумал я и отвёл нашего гида в сторонку. На мой прямой вопрос с глазу на глаз тот ответил, что Муссолини был хорошим человеком, не обокрал нацию, хотя и мог бы. Его дети были вынуждены работать сами. Но nobody’s perfect - совершил большую ошибку, связавшись с Гитлером. Тут мне вспомнился И. Бродский с его «но ворюга мне милей, чем кровопийца». И ещё подумалось - не потому ли в истории было слишком много всяких «дучей», что народ использует такие вот мерки при оценке своих правителей? И вообще, как всё-таки мало надо, чтобы прослыть (на Сицилии) хорошим человеком. Того гляди, я и себя таким смогу считать. Ведь я тоже никого не обокрал. Правда, и возможности такой у меня не было. Вот если бы я оказался на месте Дуче… Впрочем, лучше не надо.

Я плохо знаком с той ролью, которую Муссолини сыграл в итальянской истории, но судя по документальным кадрам того времени, он не был лишён солидной доли самодовольства. А это мне не по душе, я люблю скромных людей. Нет, Пушкина и Набокова я тоже люблю, хотя те тоже не отличались скромностью. Но по крайней мере они не давали запечатлеть себя со скрещенными на груди руками. И потом хороших людей редко подвешивают за ноги. Так что не переубедили меня гиды, не купил я бюстик.

Мафия

­­
Невольная ассоциация Сицилии с мафией нередко используется для привлечения туристов. Походя по улочкам очаровательного городка Taormina, можно наткнуться на магазинчик Don Corleone, а рядом в ресторанчике под мелодию „Speak softly“съесть пиццу „Cosa Nostra“. Никакие неприятности со стороны мафии туристу в Сицилии не грозят. Наоборот, туристов здесь лелеют и балуют – покуда те щедро платят, разумеется.

Как в Греции

Ехал в Италию, а попал в Грецию – не раз приходило мне в голову. Практически все древние храмы, амфитеатры, многие церкви, посещение которых входило в нашу программу, были построены ещё древними греками. Позже их расширили и/или видоизменили римляне - тоже древние, разумеется - с нынешних-то что возьмёшь? Приложили руку и испанцы, которым приписывается варварское расхищение камней на стройматериал для своих церквей и жилищ. А я подумал – как хорошо, что до сюда пока ещё не добрались русские…

Говоря о Сицилии, все гиды не уставали употреблять превосходную степень сравнения. Здесь якобы и самая красивая из древних мозаик (регулярно перекладываемая заново из-за грунтовых вод), и самые вкусные апельсины (отпробовать их затруднительно, поскольку все ларьки для туристов забиты мороженным и прочей малополезной для здоровья пищей), и самые большие грецкие орехи (в это я готов поверить - они действительно огромные, хотя и невкусные), и самые страстные женщины. В последнее готов поверить, хотя убедиться в этом самому не удалось. Да и небезопасное это дело, насколько мне представляется.

Вдоволь наслушавшись о древних храмах и недобрав по части купания в тёплых средиземноморских водах, я без всякого сожаления расстался с группой. Мой путь лежал в Неаполь, но об этом – в следующем репортаже.
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 26 октября 2006 г.
Сергей Забугорный 12:16:32
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 10 сентября 2006 г.
Сергей Забугорный 19:26:04
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 8 сентября 2006 г.
О чувствительности к сценам насилия Сергей Забугорный 20:07:56
  Подробнее…
О чувствительности к сценам насилия

В последние годы замечаю, что стал намного чувствительнее. Уже давно отвожу взгляд, когда в ТВ новостях – кровь. Но страшнее даже не кровь или вид раздавленных, расстрелянных или изуродованных людей, а крики отчаяния, сопровождающие эти кадры. Это просто невыносимо. Так что я эгоистично берегу свою психику. Ведь всё, что мы потребляем, остаётся в нас. Пусть не всегда на поверхности, но будучи однажды «проглоченным», оно застревает где-то внутри и оставляет следы, даже выйдя наружу.

Сейчас сам удивляюсь, как я раньше мог «хавать» всё без разбора. Когда вдруг появилось видео, смотрел «всё, что в сети попадалось». А попадалось там разное. Американское «мочилово» ещё куда ни шло. Но вот однажды попался мне американский документальный фильм «Лица смерти», где на протяжении 2-х часов показывалась только смерть – от скотобойни до электрического стула. До сих пор не понимаю, кому пришла в голову эта «замечательная» мысль, а главное – как я смог всё это просмотреть, да ещё дважды!? Может быть, именно тогда моя крыша и дала свой первый крен? Кадры дёргающегося на электрическом стуле человека до сих пор у меня перед глазами. Кто бы помог мне навечно стереть их из моей памяти? Боюсь, что только смерть – теперь уже моя собственная…

Или документальные фото и кинокадры о нацистских зверствах (чекистские зверства тогда были ещё мало известны). Как я мог всё это читать и смотреть? Во всех деталях читал протоколы об опытах над людьми в концентрационных лагерях. Зачем? Себе я говорил, что этим воспитываю ненависть к врагу, к фашистам. Потом был «Гулаг», Варлаам Шаламов и «Крутой маршрут». Теперь я уже пропитывался ненавистью к чекистам и коммунистической диктатуре в целом. Но хорошо ли это, воспитывать в себе ненависть к кому бы то ни было? Тут и к батюшке не ходи – плохо. Ненависть не бывает хорошей, хотя и бывает необходимой или, по крайней мере, неизбежной.

Жёстким ударом психике (не только моей) был день 11 сентября 2001 года. Просидев весь рабочий день на одной из швейцарских АЭС, я сел в машину и включил радио. То, что сообщил диктор – без всякой подготовки – показалось мне невероятным: «Упала одна из двух башен WTC». Но ещё более невероятным было то, что сразу после этого последовала весёленькая «танцевальная» музыка…

Не то, чтобы я соскучился по траурному маршу или реквиему, но этот контраст между сообщением о трагическом событии и игривой весёлостью музыки были настолько не к месту и даже кощунственны, что мешали воспринять всерьёз саму «новость». Всё это казалось какой-то фантасмагорией. Доехав до дома, я первым делом включил ТВ. Остался ли в этот день где-нибудь не включённым хоть один ТВ? Сомневаюсь. Невероятные кадры повторялись вновь и вновь, а я всё смотрел и смотрел, не в силах оторваться. Гипноз насилия? Вряд ли. Скорее необходимость «переварить» это варварство и попытаться в него поверить.

А ведь я дважды – в 1989-м один и в 1990-м – стоял там на самом верху, зачарованный потрясающим видом. В первый раз это было накануне заката солнца, когда внизу уже была ночь, а у нас («эй, там – наверху!») ещё продолжался день. Солнце медленно скатывалось за горизонт под аплодисменты благодарной публики. У меня даже остались собственные фото- и видеосъёмки. Я бывал на многих высотных зданиях мира – Empire State Building, Sears Tower (Chicago), 101 (Taipei). Но эффект нигде не был таким. Потому как на WTC можно было гулять по плато, как по вершине горы, а на остальных лишь стоять за решёткой или же стеклом.

Моя реакция на репортажи о катастрофическом цунами была иная. Я, как улитка, спрятался в свой домик. Не то, чтобы меня не интересовали обстоятельства или же я не сочувствовал жертвам. Но начиная смотреть репортажи и особенно дискуссии со свидетелями катастрофы, я явственно ощущал перегрузку своей психики, поэтому сознательно решил поберечь её.

Конечно, на меня во многом повлияла жена. Хотя поначалу я удивлялся:

- Как, ты не смотрела такие фильмы, как „Deer Hunter” и „God Father”?
- Но ведь там же сцены насилия – в свою очередь удивлялась она.

Такой аргумент обезоруживал меня. Ведь сам я в своё время пересмотрел едва ли не весь кровавый репертуар и привык числить такие фильмы, как „Night Portier“, среди шедевров.

Связана ли такая повышенная чувствительность с моим вот уже 16-летним проживанием на Западе или же это приходит с годами независимо от места жительства? Думаю, что скорее с моим непроживанием на родине. Вряд ли я стал бы таким чувствительным, останься я на ТАМ. Ведь на родине определённая доля цинизма и толстокожия просто необходима. Без неё будешь «ботаником» и «не от мира сего». Да и как реагировать на элементарное уличное хамство соотечественников, от которого здесь давно уже отвык? Тут и «выручает» цинизм, пофигизм и прочие «измы».

Особенно наглядно продемонстрировал это такой случай. Есть у меня в Питере один хороший знакомый, которого я всегда приводил в пример в качестве некоего образцово-интеллигентного человека. Он выделялся не своей начитанностью или эрудицией, а мягкостью, воспитанностью и порядочностью, в то время как я числил себя в эдаких «прожженных жизнью». И вот несколько лет тому назад я после большого перерыва приехал в Питер. Он встретил меня в аэропорту на своей машине, ещё по пути домой принявшись расхваливать великолепный по его мнению фильм «Брат». Поскольку меня уже угораздило посмотреть его, я оторопел. Похоже, что теперь мы поменялись местами – «ботаником» стал я.

Самое позднее после просмотра фильма «Москва» я стал осторожнее в выборе того, что смотрю. Это была ловушка, поскольку кинематографически фильм сделан качественно. Если бы это была дребедень, то он не оставил бы такого гнусного чувства. Может быть, такие фильмы кому-то необходимы, чтобы лучше переварить случившуюся с ними или их близкими драму или просто закалить себя. Но ведь такая закалка неминуемо влечёт за собой огрубение. Хотя и это не очевидно. Взять хотя бы мягкого на вид Андрея Куркова.

Один мой здешний русский знакомый ещё 10 лет тому назад отдал мне видеокассету с советским фильмом «Иди и смотри». Я так и не набрался мужества его посмотреть. То же и фильм «Пианист» Полянского – уже 3 года стоит у меня на полке. Что это – слабость? Может быть. Но, насмотревшись репортажей из Беслана, поймал себя на мысли, что рука тянется к «калашникову», которого у меня нет. И слава Богу, что нет. Не всем дано безнаказанно для психики просматривать такие видео-документы, как съемки пыток российских солдат чеченцами (или наоборот). Мне неизвестно, каков процент зрителей, убедившихся после таких просмотров в необходимости «окончательного решения чеченского вопроса», но он явно не равен нулю…

Может быть, я просто уже набрал ту предельную дозу поглощения жестокости, на которую был запрограммирован мой организм? Так или иначе, я уже давно дозирую такие вещи. И это при всём при том, что я отнюдь не чураюсь трагического и не оберегаю себя специально от «тяжёлых сторон жизни» - по крайней мере, привык так думать. В очередной раз ошибаюсь? Не исключено. Это ли не причина продолжать САМОПОЗНАНИЕ?
Прoкoммeнтировaть
пятница, 1 сентября 2006 г.
О моей кошке Сергей Забугорный 18:06:42
  Подробнее…Начну с того, что никакой кошки у меня собственно и нет, т.е. формально я не являюсь владельцем ни одной из гуляющих в округе кошек. Так думаю я. Но сама коша, о которой пойдёт речь, думает несколько иначе. Года 3 тому назад это белое пушистое создание впервые появилась у нас на террасе. Потом осторожно зашла в дом и вопросительно замяукала - процесс пошёл…

­­

Как и у любой порядочной швейцарской кошки, у неё был свой ошейничек с указанием её имени и номера телефона хозяев, прописки по-нашему. Так мы узнали, что кошку зовут Siri, а сама она из «поповских», то есть – церковная. Её хозяйка – наша священница близлежащей церкви. Это слово spellchecker мне подчеркнул – мол, нет такого. А вот и есть! У протестантов ещё и не такое есть. Например, в той церкви, где одна моя знакомая швейцарка играет на органе, незамужняя Pfarrerin настолько либеральна, что по собственному признанию иногда вызывает к себе по телефону мальчиков, внося таким образом свой скромный вклад в равенство полов. Ведь раз уж есть call-girls, то почему бы не быть и call-boys? Но здесь разговор не о ней, а о другой кошке…

Оказалось, что Siri живёт вместе со своей сестрой и дочкой – Suri и Sari, с которыми не ладит. Вернее, жила. Это ли причина её ухода из дома? А может быть, ей претит церковная атмосфера? Я пытался её расспросить, но она всё мяу, да мяу.

Так Siri практически стала нашей кошкой. Мы не очень-то и сопротивлялись. Правда, поначалу сопротивлялись хозяева. Но приказать кошке, где ей ходить не под силу даже пасторше. Правда, мы согласились не пускать к себе Siri на ночёвку. Так ночью она и так охотится. Причём в отличие от других мышей очень даже ловит, хотя чаще – птиц. А однажды она принесла нам ещё живую рыбку. Я немедленно отнял её и бросил в кастрюлю с водой. Рыбка неуверенно поплыла бочком. Была она не простая, а золотая. Мне бы попросить у неё… Кстати, а что бы я у неё попросил? Да ладно, мне и своего корыта хватает.

Короче говоря, понёс я золотую рыбку на опознание соседской бабушке. Оказалось, что пруд с рыбками имеется сразу у обеих соседских бабушек, чего с улицы не видно. «Как бы не было войны» - подумал было я, но тут же вспомнил, что это же ШВЕЙЦАРСКИЕ бабушки. Поначалу соседка неодобрительно глянула на меня – мол, что Вы позволяете своей кошке!?

- Это не наша кошка – пытался оправдаться я. - Посмотрите на ошейнике.

Для нашей соседки это было неожиданностью. Оказывается, вся округа уже давно числила нас хозяевами Siri. Я неодобрительно взглянул на Siri, но та вины за собой не чувствовала. Наоборот, она была горда собой и искренне не понимала, чем мы недовольны. Она же не съела добычу сама, а принесла её нам. Всё-таки странные это существа – двуногие. Нет на свете справедливости! Больше она нам рыбок не носила. Кстати, ту спасённую мною рыбку выходить не удалась. Едва она снова оказалась в пруду, как свои же набросились на неё и стали добивать. Не так ли бывает и среди людей?

Мы каждый раз безошибочно знаем, когда она принесла добычу - по тембру и интонации её горделивого «мяу». И ведь не жадная – готова поделиться. Правда, мои жена и сын почему-то истошно кричат, когда она приносит очередную мышь и кладёт её у порога. И ведь не в церковь несёт, а прямёхонько к нам. Мол, здесь мой дом родной. А пару месяцев назад мы увидели, что её ошейник пропал. Освободиться от него самой невозможно. Теперь меня не покидает мысль, что его сняли прежние хозяева, поняв, что де-факто кошка уже не их.

В церковь сходить что ли? Или уж подождать до Рождества? Ведь чаще раза в год я там обычно не появляюсь...
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
среда, 23 августа 2006 г.
Про «наших» футболистов Сергей Забугорный 18:48:37
  Подробнее…Теперь, когда футбольные страсти улеглись, можно наконец-то выложить те записки, которые мой внутренний голос продиктовал мне в период недавнего (почти всеобщего) ажиотажа, наглядным подтверждением которого является один мой швейцарский знакомый. Хотя он и ездит на кабриолетистом Мерседесе, телевизора у него нет. Но на период WM он берёт его на прокат. И это единственное исключение. Очевидно, больше там (в ящике) смотреть просто нечего.

Любая «раскрутка» действует на меня своеобразным образом - чем больше что-то рекламируют, тем меньше я на «это» клюю. Вот и тут, до поры до времени мне удавалось избегать отсидки перед ящиком, тем более что качество игры было довольно заурядным. Казалось бы, ничто не угрожало моему семейному счастью, как вдруг жребий свёл нашу швейцарскую команду с нашей же украинской (я до сих пор так и не признал «самостийности»).

- За кого ты будешь болеть? -
с подозрением спросил меня мой 12-летний сын.
- Как за кого? За «наших», конечно – уклончиво ответил я.
- То есть? – предвидя подвох, не унимался сын.
- Поскольку и те, и другие – «наши», буду болеть первый тайм за одних, а второй за других – я ещё надеялся избежать прямой конфронтации. Но семейная драма неумолимо надвигалась…

А действительно – за кого болеть? Может быть, в лучших традициях своей второй родины вообще остаться нейтральным? Сын игнорировал все мои замечания о том, что он на половину тоже украинец, в смысле – белорус, в смысле – русский и продолжал упорно настаивать на своём исключительно швейцарском происхождении. За «наших» он признавал только швейцарцев.

Едва начался матч, как моё внимание привлекла «будка» Олега Блохина. Это было лёгким шоком. В последний раз я видел его на экране лет 20 тому назад. С тех пор он явно не прибавил во внешнем облике. Впрочем, как и я сам. В отличие от того прежнего Блохина, этот неприятно удивил своей надменно-презрительной ухмылкой на лице и расхаживанием по-хозяйски вдоль кромки поля с миной превосходства над всеми остальными. Короче, все признаки того самого жлобства, которое я так ненавижу в своих соотечественниках. То есть я не терплю любое жлобство. Но югославское, например, трогает меня гораздо меньше, чем «нашенское». Вероятно, из-за бОльшей дистанции к jugo-братушкам.

- И за «этих» я должен болеть? – неприятно удивила меня моё же «предательство».

«Болеть» значит сопереживать. Но сопереживать этой «будке» вовсе не хотелось. Мало того, у меня закралось подозрение, что сам он вряд ли способен к сопереживанию. Впрочем, чужая душа – потёмки, тем более душа футбольная.

Каким же контрастом был на этом фоне тренер других «наших»! Вот на кого любо-дорого (по)смотреть. Да и сами игроки вели себя с достоинством. Проиграли тоже достойно. И тут я подумал, что если определять национальную принадлежность по тому, за кого болеешь, то я в гораздо бОльшей степени швейцарец, чем русский (включая тех, кто уже немного овладел украинским).

На самом деле вопрос отнюдь не (только) футбольный и может быть сформулирован таким образом: Должен ли я болеть за своих соотечественников только на основании своей принадлежности к ним по национальному (языковому) признаку, даже если они мне по-человечески несимпатичны? Что-то не хочется, ей-Богу. Вернее «не можется». Может быть, я просто плохой болельщик? Или плохой националист? Или и то, и другое?

Мой сын безутешно плакал после проигранного по пенальти матча. Мне же было почти безразлично, кто победит в этот раз и вообще станет чемпионом.

Запомнился один эпизод в поезде в первой половине чемпионата. Подсевшие ко мне парень и девушка «с чувством глубокой озабоченности» обсуждали очередную победу немецкой команды. Надо было видеть эту досаду и растерянность на лицах обоих, вызванную успехом своих северных соседей. Мол, кто же ИХ остановит? ИХ остановили итальянцы. Вот тогда-то к этой паре и многим другим швейцарцам наверняка и вернулось чувство восторжествовавшей справедливости.
Забавные они всё-таки ребята, эти мой новые «наши».
Прoкoммeнтировaть
четверг, 3 августа 2006 г.
Три дня на Bodensee Сергей Забугорный 20:07:46
  Подробнее…Три дня на Bodensee (Deutschland aber gut...)

Пользуясь предоставленным моей фирмой лишним выходным днём 31 июля, я решил «нырнуть» с женой на до сих пор не изведанную мною немецкую сторону Bodensee. На 3 дня далеко ехать не хотелось. Ладно, пойдём на риск – в конце концов, всегда можно вернуться на свою швейцарскую сторону. Но возвращаться не понадобилось, полученные впечатления превзошли все мои ожидания. Впрочем, такая формулировка двусмысленна и может означать сразу две вещи – прекрасные впечатления, несмотря на большие или же вопреки низким ожиданиям. Пожалуй, в данном случае справедливо второе.

Признаюсь, что за все эти годы я настолько ошвейцарился, что вместе с большинством своих новых соотечественников как-то уже привык думать о Германии не то, чтобы как о второсортной стране, но по крайней мере, не причисляя её к тем странам, куда хочется поехать туристом. Не секрет, что из всех приграничных стран типичный швейцарец скорее ориентирован на Италию и Францию, реже - на Австрию, а на своего северного соседа – лишь в исключительных случаях и то разово – посетить Берлин, Мюнхен или Гамбург, открыть для себя «новые немецкие территории» (бывшая ГДР). Из всех своих многочисленных швейцарских знакомых знаю лишь одного, который несколько лет тому назад провёл две неделе в Schwarzwald. «У меня там родственники» - почти извиняющимся тоном оправдывался он.
Первая ночёвка была в посёлке Sipplingen вблизи {censored}. Почему именно там? Да просто проезжали мимо и заехали. Я начал прямо из окна автомобиля кричать „Даёшь Zimmer!“ и по 2-му закону Забугорного сразу же увидел на утопающем в цветах ближайшем симпатичном домике объявление: „Zimmer frei“.

Надо заметить, что я предпочитаю останавливаться в «частном секторе». И вряд ли в этом есть что-либо ностальгическое. Здесь нечто другое. Ведь помимо дешевизны, в таком варианте присутствует прелесть проживания не в обезличенной гостинице с нанятым персоналом, а в хозяйском доме в любовно ухоженной комнате, где нередко по стенам висят не репродукции картин или «красивенькие» фотографии, а фото членов семьи, например. Эмоционально это делает ночёвку гораздо теплее. Нередко можно поговорить с хозяйкой или хозяином «за жизнь», а это уже качественно более высокий уровень.

Прошлой осенью мы с женой вот так же отреагировали на „Zimmer frei“, проезжая мимо одного крестьянского двора. Сколько я тогда узнал из жизни коров и их хозяев! Сначала «приставал» к хозяйке за завтраком (парное молоко со своим сыром), а потом с пристрастием городского жителя допрашивал хозяина о надоях, санитарных нормах для коров, производстве навоза, почему бирки в обоих ушах и т.д. Бедняга еле от меня отбился, хотя и отвечал с видимым удовольствием. Вряд ли он когда-либо получал столько вопросов от своих постояльцев. Тогда я даже статью об этом написать хотел («Из жизни швейцарских коров»), но так пока и не собрался. Как я теперь этим коровам в глаза смотреть буду, случись мне снова заночевать на том скотном дворе?

Хозяйка провела нас в комнату с видом на озеро и выходом в цветочный сад.

­­

- Берём – сразу же согласились мы.
- Если хотите, можете посмотреть у других хозяев – предложила она. (Неслыханная корректность!)
- Да нет, мы остаёмся у Вас, сколько мы будем Вам должны?
- 22,50 евро на человека, включая завтрак.

И отдав нам ключи, она удалилась. Я же попытался мысленно перенести эту маленькую сценку на российскую почву, но потерпел неудачу – сцена передачи хозяйкой ключей от квартиры говорящему с легким акцентом незнакомцу, всё казалась мне слишком фантастической для отечественных условий. А ведь она даже имени моего не спросила – отметил я про себя. Неужели моя наружность внушает ТАКОЕ доверие? Ну, дела. Докатился. Тут мне пришла в голову мысль, что надо бы тоже проявить корректность и представиться самому:

- Stirlitz – без тени улыбки заявил я. Моя жена с ужасом посмотрела на меня, но поменять что-либо было уже поздно и выглядело бы глупо и даже подозрительно.
- Burghart – ответила она.

Вот и познакомились. Просмотрев мельком её библиотеку для посетителей, я сразу же заметил в ней переведённую с французского на немецкий книжку своего соотечественника Андрея Макина. Спросил хозяйку, читала ли она сама этого русского автора. Оказалось, что читала. В конце концов, получил в подарок ещё и эту книжку.

Принеся вещи из машины в комнату, мы первым делом отправились купаться. Погода шептала, кораблики, яхты… Идиллию нарушала лишь довольно большая компания людей, в которых я сразу же опознал русских. Не по речи, а по тем «второстепенным признакам», по которым я почти безошибочно определяю «наших». Но на этот раз первый выдавший их признак был не совсем обычным.

Смотри, как он плывёт
– сказал я жене. – В России такой стиль называют «саженками».
Где-то читал, что одного советского разведчика «вычислили» именно по этим саженкам.

После купания поехали в близлежащий {censored}, оказавшимся неплохим местом для «променирующих» в парке над озером и вдоль самого озера на фоне остатков крепостной стены туристов. В этот день там как раз заканчивался местный фестивальчик. Сразу два ВИА играли какие-то шлягеры. Пришлось пойти погулять по парку, пока они не успокоились. В парке я наткнулся на немецкие скворечники из бетона (!), скорее похожие на одиночные камеры для птиц. Должен заметить, что эстетическое чувство тех немцев, которые разрабатывали модель этой одиночки, не совпадает с моим.

­­

Зато, вернувшись, мы сразу наткнулись на самозабвенно играющего блюз уличного музыканта с надетой на палец специальной металлической насадкой. Он был из тех фанатов «в годах», которые играют не за деньги, а ради того, чтобы их послушали. Это видно сразу – по блеску в глазах, по отсутствию «CD на продажу» и прочим «второстепенным признакам».

Везде продавали сосиски, картофель фри и прочую гадость, но мы приземлились у православных греков и заказали дзадзыки и мусакаc. Голодными мы в тот вечер не остались, намусакались от пуза.

На следующее утро, позавтракав под пальмой рядом с огромным фикусом, мы отправились дальше. На пути лежала деревенька Birnau со своей пышной католической церковью в стиле барокко. К католицизму я отношусь весьма скептически, как и к любой диктатуре. Поэтому 15-ти минут пребывания вблизи и в самой этой церкви мне вполне хватило. А после того, как я прочитал в путеводителе, что местные католики вплоть до начала XIX века запрещали селиться в округе не только евреям (черта оседлости была в тогдашней Европе привычным делом), но и христианам-протестантам, возникла даже некоторая «религиозная» неприязнь, и мы поспешили направиться дальше – в близлежащий Unteruhldingen, знаменитый своим музеем построек первобытных людей -Pfahlbaumuseum.

Музей сделан со вкусом, экскурсовод рассказывал нескучно, вставляя заранее приготовленные «юморные» замечания. В очередной раз убедился, что первобытные люди (это я не про экскурсовода) были отнюдь не глупее, а в чём-то даже и превосходили нас. Деградируем. Кстати, по реконструированным останкам удалось выяснить, что облик тогдашнего человека мало чем отличался от сегодняшнего – никаких нависших лобных костей, широко разведённых скул и прочих ассоциируемых с первобытными людьми типичных черт внешности. Ведь «здешние» не были неандертальцами, и никого из них не звали Петей Кантропом. Напротив, они тогда уже имели вполне европейский вид в его сегодняшнем понимании. Правда, насчёт манер – это вряд ли. Да и писать они ещё не научились. Что бы я только делал среди этих неучей?!

На вторую ночь мы остановились в городке Meersburg, жемчужине этого побережья. На этот раз - в гостинице. Не смогли удержаться от комнаты с видом на озеро. От окна до воды всего 10-12 метров! Под окном играет шарманщик, проплывают яхты и кораблики,... Идилия, пусть и немецкая.

Вернувшись из этого короткого путешествия «с чувством глубокого удовлетворения», мы уже начали планировать следующее короткое турне туда же, на этот раз – на велосипедах. Велосипедные дорожки там повсюду – езжай, не хочу. А я как раз ХОЧУ!!! Разве это не главное в жизни – не переставать хотеть?
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 24 июля 2006 г.
Ночь на вершине горы с двумя незнакомками Сергей Забугорный 20:22:17
  Подробнее…В прошедшие выходные в составе интернациональной бригады поучаствовал в восхождении на пик высотой 1924 метра. Состав группы:

- первая скрипка цюрихского Tonhalle (поляк)
- его боевая подруга – профессиональная пианистка (японка)
- разработчик маршрута – северный немец (экономист)
- его жена (экономист и содержательница лошади)
- их дети 6-ти и 8-ми лет
- их гувернантка (18-летняя немка из Берлина с БОЛЬШИМ бюстом)
- русский графоман СЗ (инженер)
- его жена (училка и просто о-очень хороший человек)
- его сын Михаил Сергеевич (школьник, болезненно реагирующий, когда ему говорят, что он наполовину русский)
- кузина графомана (тоже инженер – «в семье такое горе»)
- дочка кузины (школьница), обе - на побывке из Питера.

Стартовали в Wasserauen (876 m). В такой великолепный день здесь всё забито машинами – помимо швейцарских, много немецких номеров. Тем не менее, нашей машине разрешили постоять на травке за 3 франка в день.

На первую высоту (Ebenalp, 1644 m) взобрались как настоящие туристы - на подъёмнике. Я бы прошёл пешком, но сделали уступку малым детям. На этой высоте парашютисты летали, как мухи вблизи разрезанного арбуза.­­
­­

Иногда под одним парашютом болтались сразу двое. Как выяснилось позже, в эти выходные дни можно было за 100 франков (вместо обычных 190) покататься «в связке». Я удивил сам себя тем, что начал раздумывать, не поболтаться ли и мне на обратном пути над такой красотищей. Впрочем, обратный маршрут пролегал мимо этой взлётной полосы. Всё-таки забавно – что только не придёт в голову на такой жаре…

А жара в прошедшую субботу и на этой высоте была изнуряющей. Незадолго до финиша, когда весь запас воды был исчерпан, не выдержав жажды, моя кузина (тут я понял, что она произошла не от верблюда) рванула вместе с дочкой на повышенных оборотах к вершине (Schaefler, 1924 m). Там в 4-х этажной «хижине», можно напиться до отвала. Какому алкоголику не знакомо такое чувство?

­­

Но не тут-то было. Добравшись до спасительного водопроводного крана, она выяснила, что из него течёт лишь тонкая струйка. Какая несправедливость при такой БОЛЬШОЙ ЖАЖДЕ! Но мало того, местная горничная (уборщица) вежливо, но настойчиво отгоняла её и от этого источника влаги, указывая на надписи по-немецки. На этом басурманском языке моя кузина понимает на уровне любого советского инженера, насмотревшегося фильмов про войну: nicht schiessen, Haende hoch, jawohl, mein Fuehrer и ich bin больной. Странным образом ни одного из этих слов в вывешенном дацзыбао она не обнаружила. Пришлось дожидаться меня. Оказалось, что с водой на вершине – «напряжёнка», вся она – дождевого происхождения. Посетителей просят покупать воду на 1 франк. Мы так и не выяснили – за стакан, за бутылку или за литр, потому что сама идея платить за дождевую воду претила нашему отчасти ещё совковому сознанию. Поэтому, выставив дозорные караулы (чтобы не застукали) и вооружившись двумя бутылками, мы нацедили воды столько, сколько на тот момент просила душа. А просила она немало…

Во время ужина пошёл град – мы повыскакивали полюбоваться. На следующий день будем пить уже талую воду – подумалось мне. На нашу группу из 12 человек было зарезервировано две комнаты по 8 человек в каждой – нары в 2 яруса. Детей с матерями отправили в одну из них, а во второй остались мужчины с японкой. Ближе к вечеру к нам поселили двух не самых страшненьких немок. Одна из них, узнав, что ей придётся спать сразу с тремя незнакомыми мужчинами, воскликнула: „O Gott!“. Я так и не понял, много это для неё или мало. Впрочем, обе вели себя достойно – ночью не приставали.

Мне досталось место на втором ярусе у окна. «Лежу на нарах, как король на именинах» - само собой пропелось в моей голове, как только я вскарабкался на свой Kaj tenbett. Засыпать под такой шикарный вид мне ещё не приходилось. Повернёшь голову и вдали мерцающие огни городков трёх стран – Швейцарии, Германии и Австрии. Утром при изменившемся освещении уже другая картина.

Обратный маршрут пролегал через горное озеро Seealpsee (1141 m).­­

Это был мой второй заплыв в горном озере в этом сезоне. Не так прохладно, как ожидалось. Впрочем, при моём происхождении это не играет большой роли – характер нордический, стойкий. Зато уж по чистоте и лазурности редкое озеро в СН сравнится с этим.

По ходу дела выяснилось, что в группе – 2 офицера: немецкий танкист и русский командир стартового взвода ракетного комплекса «Земля-Воздух». Правда, по званию я повыше буду, зато армейского рвения во мне наверняка поменьше.

Неожиданностью оказалось то, что берлинская гувернантка боится высоты. Ей даже для пикника нужно было место «поплоще», хотя сама она отнюдь не плоская. Затащить ТАКУЮ грудь на такую высоту – это уже подвиг. Но очаровав своей грудью, она разочаровала меня тем, что не знает моего любимого русского берлинца - Владимира Каминера. Пришлось дать ей краткую аннотацию, „кто есть who“ на берлинской MultiKulti-сцене.

В дороге скучно без песен. Поэтому я с дочкой кузины затянул на мой взгляд наиболее подходящую к ландшафту «на поле танки грохотали». Как выяснилось, 11-летняя русская девочка знает советскую классику наизусть. Радоваться ли этому или же пугаться? В этой песне у меня на строчке: «… и дорогая не узнает, какой танкиста был конец» неизменно просится наружу слеза. Уж не знаю, почему конец танкиста всегда так впечатляет мою нежную душу. Правда, на этот раз сдержался – перед альпийскими коровами неудобно.

­­